НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ И ПРЕПОДАВАНИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА

Я не претендую на роль учителя, но, работая более полувека в профессиональном писательском сообществе, хотелось бы поделиться с вами некоторыми мыслями по насущной проблеме.

Русский народ – самая разделённая нация. Запрет русских школ в бывших союзных республиках – наша боль. Распространение и сохранность русского языка – залог сохранения добрососедских отношений, залог мира, а для многих республик – это и проторённая нашими предшественниками тропа в мир общечеловеческой культуры. Оставаясь национальными классиками, Чингиз Айтматов или Фазиль Искандер писали на русском языке.

Не материнским молоком,

Не разумом, не слухом –

Я вызван русским языком

Для встречи с Божьим духом.

Чтоб, выйдя из любых горнил

И не сгорев от жажды,

Я с Ним по-русски говорил,

Он захотел однажды.

Это строки Фазиля Искандера

Русский язык – монолит нашего единого духовного пространства.

Мы часто забывает, что слово ОБРАЗОВАНИЕ происходит не от слова ЗНАНИЕ, а от слова ОБРАЗ. Точные науки (как мне представляется) дают ЗНАНИЯ. Гуманитарные науки и язык формируют в сознании ОБРАЗ страны и своего народа в мировой истории, без чего не может быть национальной идентичности и чувства патриотизма.

Русский язык – наше духовное богатство, это космос неосвоенный и и непостижимый. Столетия хранителем и кладезем русского языка была деревня. Исчезновение сотен тысяч деревень привело к духовному обезвоживанию Отечества.

Сегодня, когда мир всё агрессивнее делится на НАС и на НИХ, обостряются атаки на нашу национальную идентичность, без которой невозможно существование страны.

Русский язык – наше гуманитарное оружие.

Генетическая память как никогда нуждается в защите. Так называемые «партнёры» давно поняли, что Россию военной силою извне не победить, сегодня они пытаются взорвать её изнутри. Их задача, которой они уже не скрывают, – убить нашу генетическую память и подчинить её памяти искусственного интеллекта.

Такого недочеловека можно вести куда угодно. Борьба идёт не за пространства, а за души.

Как-то один таксист мне сказал: когда я включаю навигатор, у меня отключаются мозги. Искусственный интеллект выкрадывает ключевые слова и лишает человека способности мыслить.

Учитель — это садовод, прививающий молодые деревья. Что привьёт, то и вырастит.

Поправки к конституции утверждают нашу приверженность к традиционным ценностям. Для русского языка это классическая русская литература. Слово беднеет, потому, что всё больше несёт информации и всё меньше – чувства. Слово теряет эстетическое приращение. Оно теряет силу к сопротивлению и уступает позиции искусственному интеллекту.

Мозги отключены. Ведёт навигатор.

Наша задача – заложить такие ключевые слова, которые не сможет выкрасть и осмыслить своими элекронными мозгами никакой искусственный интеллект.

***

Не став избою, доживает сруб.

Дымит полынь из выбитых окошек.

Не па́хнет хлебом из холодных труб.

Нет ни мышей пронырливых, ни кошек.

Петух уже не сядет на плетень.

Воро́н, и тех не видно на деревьях.

Старушка, словно собственная тень,

Едва плывёт по вымершей деревне.

Берестяной пылится туесок.

Забыта прялка. Выброшены пяльцы.

Не говорите мне: всему свой срок…

Страна уходит, как песок сквозь пальцы!

Язык и народ — слова синонимы. Сохраним силу и богатство русского языка, значит сбережём народ и Отечество.

О КЛЮЧЕВЫХ СЛОВАХ

Когда-то я написал:

Я не устану всюду повторять

И называть своими имени,

То, что веками выстрадано нами:

Отечество, любимая и мать …

Звучит несколько пафосно, но я и сейчас от них не отказываюсь.

Есть слова, остающимся главными на всю жизнь. Одно из них – слово МАМА.

Это почти всегда – первое слово, которое произносит человек…

У каждого слова своя биография, своё происхождение, своя жизнь…

Наверное, главные – это те слова, которые спасают жизнь и определяют судьбу.

В голодные послевоенные годы для меня главным было словом ХЛЕБ.

Я помню запах этого хлеба до сих пор…

Я вырос на Южном Урале. Мне дорого и слово ТАЙГА, которая кормила меня и поила. Мы пили воду из её чистых родников.

И слово ДРУГ… Без которого не мыслишь жизни. С которым можно разделить не только беды, но и восторги. Чувство неразделённого восторга для меня всегда было мучительным.

Наверное, эти слова: ХЛЕБ, ТАЙГА, ГОРЫ, РУЧЬИ, ДРУЗЬЯ, как буквы, складывались в слово РОДИНА, которая не может быть малой с такой великою душой.

Слово ТЕАТР с детства наполняло меня трепетом. Сцена – окно в загадочный мир. Она, как машина времени, перемещает тебя в параллельный мир. Ты погружаешься в иные времена и нравы, не покидая зрительного зала. Не случайно сколько существует человек разумный, столько же существует театр.

Не всегда современный театр оправдывал моего ожидания чуда, наверное, потому я связал свою жизнь с драматургией и стал её добровольным пленником.

Всё это происходило подсознательно. Я писал стихи с тех пор, как помню себя. Почему-то учитель биологии Василий Иванович, а не литературы, сказал мне: «Ты будешь поэтом, этого никто пока не знает, кроме меня. Вот тебе тетрадь, записывай сюда свои стихи».

Я с этой тетрадью не расставался долгие годы. Помнится, что с ней я пришёл на встречу с Людмилой Константиновной Татьяничевой. Она тогда жила в Челябинске и была одним из самых почитаемых и знаменитых поэтов России.

Мне было 23 года. Людмила Константиновна услышала мои стихи по радио. Позвонила в редакцию, узнала мой телефон и пригласила к себе домой.

Для меня было это неожиданным, но приятным. Первое, о чем она меня спросила, это – занимаюсь ли я спортом? Я ответил утвердительно. Она сказала:

-Это хорошо. Значит, вам можно говорить правду!

Я подготовился к разгрому моих стихов, но Людмила Константиновна, как учительница, красным карандашом сделала несколько незначительных замечаний. Через несколько дней мои стихи появились в областной газете под рубрикой «В добрый путь!». Так начался мой творческий путь, естественно, не всегда добрый, но другого пути у писателей не бывает.

Лет через десять я рассказал Людмиле Константиновне, что, когда я в первый раз поднимался к ней на этаж, меня чуть не сбил с ног спускавшийся с лестницы её младший сын Серёжа!

Она улыбнулась:

– Теперь Вас с ног уже никто не собьёт.

В 1965 году она пригласила меня поехать с ней в Москву на съезд писателей России. Это для моей профессиональной судьбы стало определяющим.

В Москве она познакомила меня с писателями, которорых я видел только на фото в их книгах. Это были Павел Антокольский, Александр Твардовский, Расул Гамзатов, Мустай Карим и многие другие.

Людмила Константиновна познакомила меня и с Анной Андреевной Ахматовой…

Своею статью они очень напоминали друг друга. Можно было принять их за родных сестёр.

Творчество классиков всегда современно. Ну как сегодня нам не вспомнить пророческие слова Анны Андреевны:

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах.

И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова, —

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесём,

И внукам дадим, и от плена спасем.

Навеки!