Не материнским молоком,

                                                                             Не разумом, не слухом,

                                                                             Я вызван русским языком

                                                                             Для встречи с Божьим духом

                                                                                                            Фазиль Искандер

Я не знаю, что пережил…

Не отчаянье это, не страх,-

Утром умер великий Фазиль,

Как дитя у меня на руках.

 

Он упал на колени, средь книг,

Бездыханный, лишившийся сил.

Не узнать нам, за что в этот миг

Он у Бога прощенья просил.

 

Вены, что наливались рекой,

Превратились в тончайшую нить,

Будь я маг или трижды святой,

Я не мог бы его оживить.

 

То, что Богу дано одному,

Смертному ни за что не суметь.

Но Всевышний по праву ему

Ниспослал эту лёгкую смерть.

 

Новодевичье – память времён.

Пахнут ладаном старые мхи…

Здесь   молитвою Виссарион

Отпускал, словно горлиц, грехи.

 

У стены лёгкий ветер сквозил,

Доносился небесный хорал…

И я видел как с башни Фазиль

На процессию молча взирал.

 

Так на мир смотрит только мудрец,

Удивляясь всему, как дитя,

Краткой жизни терновый венец

Он сменил на бессмертье, шутя.